26.09.2012

С товаром на вывоз

Характер и структуру внешней торговли ЮФО по-прежнему определяют Краснодарский край и Ростовская область. Причем первый генерирует минимум 46,7% экспортных операций округа. По данным Ассоциации экспортеров и импортеров Кубани, в 2011 году объем краевого экспорта составил 9,8 млрд долларов, что на 75% выше стоимостных показателей 2010 года. Основной рост сгенерирован минеральными продуктами — региональный рынок в этом смысле соответствует общероссийскому тренду. Анализ структуры экспорта Краснодарского края по основным товарным группам за последние два года показывает, что в целом регион остается ориентированным на сырьевой сектор. Из отраслей, которые в последние годы показывают спад, специалисты Ассоциации экспортеров и импортеров Кубани выделяют такие сегменты, как древесина и целлюлозно-бумажные изделия, а также машины, оборудование и транспортные средства.

«Минералка», включающая в себя нефть, продукты нефтепереработки и уголь, прирастает очень быстрыми темпами: в 2010 году рост составил 107 % по отношению к аналогичным показателям года 2009-го, а в 2011 году — 93,5%. Всего за год участниками внешнеэкономической деятельности региона края отгружено минеральной продукции на сумму в 8,1 млрд долларов. Более 81% стоимостных объемов пришлось на нефтепродукты, экспортируемые в Нидерланды, Турцию, Италию, Францию. Объемы экспорта сырой нефти составили 1,5 млрд долларов, а ее доля в структуре отрасли достигла 18,4%. В менее значимых объемах экспортировались уголь, нефтяные газы, цемент, сера.

На втором месте традиционно остаются продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, объем экспорта которых вот уже несколько лет подряд также растет быстрыми темпами — на 20-30% ежегодно. В этом сегменте товарооборот достиг 1,2 млрд долларов: в основном вывозились злаки, остатки и отходы пищевой промышленности, жиры и масла, овощи, масличные семена и продукция мукомольно-крупяной отрасли. Важным драйвером роста стало возобновление экспорта зерна во втором полугодии 2011-го — до этого в течение года действовал запрет. Зато снизился экспорт сахара и кондитерских изделий, кофе и чая, готовой продукции из мяса и рыбы. Крупнейшими импортерами сельхозпродукции из Краснодарского края остаются Турция, Египет, Израиль, Италия, Кения, Перу. Местная сельхозпродукция экспортировалась в 77 стран мира, хотя большинство из них закупали только злаковые культуры.

В совокупности углеводороды и пищевой сектор дают 95% регионального экспорта. В 2011 году в этих отраслях «отгрузили» товаров за рубеж на сумму 9,3 млрд долларов. Менее 2% оборота сгенерировали химическая промышленность и металлургия.

Структурный вопрос
В 2011 году у 22 компаний Краснодарского края внешний товарооборот превысил 10 млн долларов. Но в целом экспортная структура региона диверсифицирована крайне слабо. Казалось бы, ресурсы позволяют региону стать мощным несырьевым экспортером. По крайней мере, динамичный рост химической промышленности и АПК позволяет сильнее диверсифицировать торговый портфель региона. «Крайне недальновидно продолжать развивать нефтегазовый сектор, когда мы имеем гораздо более перспективные работающие отрасли, — считает Иван Еремин, аналитик рынка экспортных операций. — Структура экспорта в ее нынешнем виде — колосс на глиняных ногах».

Говоря о необходимости диверсификации региональной экономики, специалист напоминает, что сейчас это задача, в том числе, и федерального уровня. В одном из своих интервью президент Владимир Путин посетовал на сильную зависимость страны от сырьевых поставок. В связи с этим приоритетными секторами для развития экспортного потенциала Краснодарского края являются транспорт, сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность. Именно эти отрасли оказывают большое влияние на объем экспорта и уровень ВРП, — отмечают в Ассоциации экспортеров и импортеров Кубани.

«У нас априори сильный АПК, и было бы целесообразно развивать в качестве отраслей-экспортеров машиностроение, производство стройматериалов, животноводство», — считает Иван Еремин. Того же мнения Александр Полиди, управляющий партнер АКГ «Ваш СоветникЪ»: «Если говорить об экспорте услуг, то, пожалуй, самый серьезный потенциал у регионального курортно-рекреационного сектора. Но он практически не используется из-за убогого менеджмента и маркетинга на фоне низкой инвестиционной привлекательности и инфраструктурной неразвитости».

Возможно, предпосылки к изменениям в структуре экспорта региона формируются уже сейчас. Происходит мощное развитие производства стройматериалов — в отрасли заявлено несколько крупных инвестиционных проектов. По данным Торгово-промышленной палаты Краснодарского края, в экспорте продукции обрабатывающих производств внутрирыночная доля этой отрасли уже в прошлом году достигла практически 9%. Сегодня более 50 крупных и средних предприятий выпускают стройматериалы, которые по многим позициям имеют международные сертификаты качества и экспортируются в страны дальнего и ближнего зарубежья. Это цемент, гипсокартон, спецжелезобетон, металлоконструкции. Среди предприятий-экспортеров такие гиганты, как Новоросцемент, «Кубанский Гипс-Кнауф», Новокубанский завод керамических стеновых материалов.

Также экспортный потенциал формируется в сфере машиностроения, где уже добились успеха на внешних рынках краснодарский КЛААС, Армавирский завод тяжелого машиностроения, Тихорецкий машиностроительный завод им. В. В. Воровского. С переменным успехом начинают активно торговать с другими странами местные виноделы, производители специализированного оборудования (например, фотоэлементов), кондитеры. И все же о сколько-нибудь значимых достижениях пока говорить рано.

Торг — ничто, имидж — все!
«Подавляющее большинство местных производителей и поставщиков (за исключением нефтяников и зерновиков) торгует за рубеж без особого энтузиазма, — комментирует представитель краснодарской компании, попросивший не называть его. — В ряде отраслей происходят положительные изменения, но означает ли это, что в краткосрочной перспективе мы начнем экспортировать больше разных товаров? Вовсе нет. Даже относительно крупные заводы, производящие специфический продукт (скажем, йод и тому подобные товары), нельзя назвать внешне ориентированными, потому что проблемы обычно нивелируют выгоды от экспорта. Подозреваю, комфортно только тем, кто производит узнаваемый продукт». Эту точку зрения косвенно подтверждает Сергей Клыков, генеральный директор «Крахмального завода Гулькевичский»: «В основном наш завод в продажах ориентируется на внутренний рынок, но и про экспорт не забываем. Это позволяет нам расширять сферу влияния, узнаваемость на перспективных рынках, а также хеджироваться от негативных внутриотраслевых тенденций. И каких-то особо значимых проблем нет. Продукция нашего завода давно зарекомендовала себя на внутреннем и внешнем рынках».

Можно смело говорить о стандартной экспортной стратегии многих местных предприятий: вывоз продукции за рубеж чаще носит узконаправленный характер либо является составляющей имиджевой доктрины компании. При этом для многих производителей сдерживающим фактором остается серьезная бюрократизация отечественной экспортной системы. «Внешний рынок претерпевает не лучшие времена, как, впрочем, и внутренний. И наша относительно дорогая продукция (с учетом налогов — это неизбежно) становится неконкурентоспособной по цене, — приводит пример Елена Денисова, директор «Авроры», Шато ле Гран Восток. — Так что мы будем наращивать внутренние продажи, поскольку пока это неисчерпаемое дно. Добротные вина занимают не более 10% российского рынка. «Абрау-Дюрсо» и «Фанагория» экспортируют более дешевую продукцию, молодые, массовые вина, но и они, насколько я знаю, недовольны маржей, которую получают. Конкурировать с винами из Чили и Аргентины они не могут просто потому, что по затратной компоненте им сильно проигрывают. Получается, ценовой торг идет за счет поставщика. Все, что не нефтегаз, у нас неконкурентоспособно: коррупционная составляющая в любой себестоимости доходит до 50%. Пока мы внутри страны не разберемся с этой проблемой, экспорт несырьевой продукции успешным не будет».

Сырьевой придаток
Без планомерной и адекватной поддержки регион еще очень долго останется в роли сырьевого экспортера, — убеждены эксперты. Но пока в крае действует лишь одна целевая программа, рассчитанная на 2010−2012 годы, которая, по идее, должна определенным образом сбалансировать рынок. Основное ее положение — выделение субсидий компаниям — экспортерам местной продукции. Программные меры господдержки включают возмещение части затрат по уплате кредитных процентов, различные субсидии.

Реализация программы по задумке властей позволит увеличить в общем объеме экспорта долю продукции с высокой добавленной стоимостью и, что важно, включить в экспорт новые отрасли, которые снизят зависимость от сырья и рисков, связанных с неустойчивостью ценовой конъюнктуры. Однако участники рынка сомневаются, что администрация сможет переломить этот тренд. «Экспортный потенциал является объектом пристального внимания региональных властей еще с 2006 года, когда только начинала формироваться стратегия социально-экономического развития Краснодарского края, — говорит Александр Полиди. — Именно в этом документе в качестве одного из целевых ориентиров был определен кратный рост экспорта к 2015 году. Но пока этого не произошло».

Говоря о потенциально экспортоемких отраслях, специалисты приходят к выводу, что регион в ближайшие годы вряд ли откажется от сырьевой торговой стратегии. «Пока для этого нет веских оснований, — подтверждает Анна Мишутина, аналитик ИК «Финам». — Подавляющая часть экспорта региона приходится на долю минеральных продуктов, и в ближайшее время эта тенденция сохранится. Правда, наблюдается довольно позитивная динамика в сфере АПК, но текущих темпов развития индустрии явно недостаточно для кардинального изменения общей структуры краевого экспорта. Мы ожидаем, что в 2012 году ситуация будет достаточно позитивной и экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственной продукции составит около 1,3-1,4 миллиарда долларов. Однако существенных изменений в структуре продовольственного экспорта не произойдет: доминировать будут зерновые культуры, преимущественно продовольственная пшеница».

Страна на экспорт
«Возможно, в экспорте продовольствия действительно произойдут позитивные изменения, причем усилиями федеральных властей, — считает Иван Еремин. — Во время одного из своих недавних выступлений бывший министр сельского хозяйства Елена Скрынник одной из самых серьезных задач сегодня назвала модернизацию перерабатывающих предприятий, чтобы они выпускали продукцию, которая бы выдерживала конкуренцию по цене и качеству на внешнем рынке».

Федеральный ресурс поддержки компаний-экспортеров заложен и в устранении ряда бюрократических схем. «Несмотря на общую стратегию правительства РФ, направленную на развитие производства в Роcсии, и попытки увеличения доли присутствия отечественных товаров и компаний на мировом рынке, налоговые правила диктуют условия, которые не всегда позитивно сказываются на развитии российского экспорта, — говорит Дмитрий Коваленко, руководитель департамента бухгалтерских услуг, аутсорсинговое подразделение BDO. — К примеру, правила, установленные налоговым кодексом по НДС в отношении экспортных операций, определены так, что проверяется реальность каждой сделки, вывоз каждой единицы товара. Для этого используются камеральные и встречные проверки контрагентов, запросы в банк и таможню».

Разумеется, такие мероприятия вызывают определенные сложности для руководства любой компании и вряд ли способствуют развитию экспорта. Особенно это актуально для предприятий малого и среднего бизнеса, где любые дополнительные издержки могут стать роковыми.

Процедура документирования экспортных операций и отчетность в ИФНС достаточно трудоемки, особенно для экспортеров со значительными и постоянными оборотами. «Существуют ограничения по срокам предоставления документов (180 дней с даты отгрузки, вместе с декларацией по НДС). Если предприятие работает одновременно и на внутреннем рынке по НДС, необходимо вести раздельный учет операций, — продолжает Дмитрий Коваленко. — Даже если речь идет о некрупных экспортных поставках, когда предприятие готово пожертвовать НДС, — налогоплательщик может быть наказан за нарушение процедуры учета, хотя величина штрафов, скорее всего, будет некритичной».

Если предприятие занимается серийным выпуском продукции, очень сложно, а иногда и невозможно точно рассчитать входной НДС, который необходимо восстановить по материалам и услугам, сформировавшим экспортный готовый товар. В этом случае компания должна предусмотреть в учетной политике механизмы расчета.

Конечно, есть и положительные тенденции — в частности, постепенный переход на электронные системы предоставления документации, упрощающий процедуры возмещения НДС. Но все равно пока предприятие «лишается» оборотных денежных средств, потому что возврат налогов могут задержать и на 10 месяцев, а ведь компания рассчитывает на эти деньги. И это при условии, что налоговые органы не найдут какой-либо формальной зацепки, на основании которой будет принято отрицательное решение о подтверждении экспорта.

Правда, существуют послабления для экспорта в страны Таможенного союза (Белоруссия и Казахстан). В этом случае применяется упрощенный порядок подтверждения экспорта, хотя и он достаточно трудоемкий. Основное его преимущество в том, что вместо грузовой таможенной декларации экспортер оформляет специальное заявление, заверяемое в стране получателя товаров.

Впрочем, «мышиная возня» с документами — лишь верхушка айсберга. Экспорт многих групп товаров делают затруднительным собственно налоговые обременения. В некоторых странах такая повинность, как, например, отчисления в пенсионный фонд, отсутствует вообще. Соответственно, каждый процент, понижающий себестоимость, дает иностранцам колоссальное преимущество перед российскими производителями.

«Нам предстоит существовать в реалиях ВТО, а значит, государство как можно скорее должно озаботиться возрождением (иначе не скажешь) производства и переработки, — убежден Александр Мальцев, финансовый консультант компании «Анкор». — Это ненормально, когда местные предприятия закупают овощи в Турции! Как может быть нормальным тот факт, что очень многие товары нам выгоднее купить в том же Китае, чем произвести на месте? Почему запустить заводы в Европе дешевле, чем в России? Когда внешнеэкономическая деятельность региона строится на нефти и зерне, мы знаем, к чему это может привести. Нельзя все яйца класть в одну корзину, нужно искать новые точки роста».

Но государство в одиночку не может выступать гарантом роста, — считают специалисты. По мнению Александра Полиди, экспортный взрыв может произойти в Краснодарском крае при двух обстоятельствах. Во-первых, если будет проведена серьезная работа над качеством менеджмента в компаниях, потенциально привлекательных для экспорта. Во-вторых, если будет уделено внимание формированию современного, адекватного мировым тенденциям маркетингового продукта. «Именно потому, что эти две составляющие пребывают у нас в запущенном состоянии, экспортный потенциал края не реализован, — резюмирует Александр Полиди. — Новый подход к менеджменту должен базироваться на современных принципах бережливого производства, исключения всех непроизводительных и неэффективных затрат, чтобы наши продукты могли конкурировать по цене. Маркетинговый поиск должен дать четкое понимание собственной ниши на мировом рынке и предложить продукт для тщательно вычисленной потребительской аудитории».
 

Полную версию статьи вы можете прочитать в «Краснодарском Бизнес-журнале Онлайн».

  1. Главная
  2. Пресс-центр
  3. Публикации
  4. С товаром на вывоз